Загрузить Adobe Flash Player

Насущный хлеб

Главная  /  Новости  /  Насущный хлеб

Очередная попытка захвата крупнейшего хлебозавода




За свою более чем 75-летнюю история курских хлебозавод, который на Московской площади, останавливался один раз. Во время фашистской оккупации. До и после этого завод работал всегда. В Курске периодически отключают тепло, горячую и холодную воду, иногда выключают электричество, постоянно перекрывают движение на дорогах, но ни разу, ни на день не останавливали выпечку хлеба.

При этом производство модернизируется, оборудование ремонтируется. Если верить статистике, то ежедневно наш город «съедает» более 50 тонн хлеба. А делают его совсем немного предприятий, основным из которых является ОАО «Курскхлеб». Его доля на рынке хлебобулочных изделий, по данным антимонопольной службы, составляет 43%. Конечно же, при хозяйском подходе такой бизнес очень выгоден.


Поставили на место

Стать собственником предприятия, то есть владеть всей хлебной отраслью Курска — мечта разных финансово-промышленных структур. И для достижения этой мечты они в разное время предпринимали весьма своеобразные действия.
- В 2014 году я столкнулся с попыткой рейдерского захвата. - говорит директор предприятия Николай Лопатин - Были подключены все госструктуры. Было возбуждено уголовное дело о покупке муки по якобы завышенным ценам. Мы покупали на 3 рубля дороже рыночной цены, но у нашего постоянного поставщика. Мы отстаивали свою позицию в судах. Нам предъявила налоговая инспекция13 миллионов 500 тысяч рублей, финансово- бюджетный комитет - 3,5 миллиона и центробанк - 4,5 миллиона. Мы на протяжении года «отбили» все эти претензии. И даже покрыли наши убытки.

Тогда это была очень громкая история, она вышла далеко за рамки обычного спора «хозяйствующих субъектов». По большому счёту, речь шла о разных подходах, разной философии бизнеса. Вкратце суть конфликта сводится к следующему. Пакет акций ОАО «Курскхлеб» разделен между двумя группами лиц. 55% акций принадлежат людям, поддерживающих генерального директора предприятия Николая Лопатина. 42,94% приобрели структуры, связанные с группой компаний «Проект «Свежий хлеб», в который входят четыре предприятия: завод на улице 50 лет Октября, а также Рыльский, Щигровский и Железногорский хлебозаводы. Последний как раз и является держателем пакета акций конкурентов. Акционеры не прочь получить полный контроль и над последним крупным хлебокомбинатом Курской области, не входящим в их «империю». Со стороны конкурирующих предприятий тогда выступал их директор Максим Мамзурин. Владельцы акций ОАО «Курскхлеб», естественно, отказались продавать свои доли. Как результат — постоянные проверки, запросы документов, ревизии и даже уголовные дела. Сейчас, по прошествии нескольких лет, на предприятии вспоминают о тех временах с иронией, но тогда было совсем не до шуток. Количество запрошенных и предоставленных документов измерялось не штуками или пачками, а машинами. Десятки тысяч бумаг, в ежедневном режиме, в случае непредоставления — санкции. На протяжении года шли разбирательства в Арбитражном суде. Суд первой инстанции вынес решение в пользу проверяющих, но это решение было оспорено в Воронежском апелляционном суде. После чего департамент финансового контроля обратился в Калужский арбитражный суд, но он вынес постановление в пользу хлебозавода: «Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2015 года по делу № А35–6380/2014 оставить без изменения, а кассационную жалобу Департамента финансово–бюджетного контроля Курской области – без удовлетворения». После этого департамент обращался в Верховный Суд Российской Федерации, но и там поддержали хлебозавод. Кстати, руководители хлебозавода обращают внимание на странную закономерность — все местные инстанции тогда работали против них, а вот высшие, не курские — за них.

30 июня 2015 года старший следователь Следственного отдела по ЦАО Курска Следственного управления Следственного Комитета РФ по Курской области Виталий Киршенман вынес постановление о возбуждении уголовного дела по факту «уклонения от уплаты налогов» на сумму 8 миллионов 724 тысячи рублей. По версии следствия, всё происходило путём покупки по завышенной цене сырья, муки ржаной обдирной либо муки ржаной сеяной в Лукашевском хлебоприёмном пункте. Такой вывод был сделан на основании заключения эксперта Курской торгово–промышленной палаты Валентины Кайда. Но экспертное заключение признали недействительным, а его автору объявили выговор. За проверяемый период с 2012 по 2014 годы хлебозавод на Московской площади заплатил в разные бюджеты 553 миллиона рублей. А на тот момент, когда следователь Виталий Киршенман заводил уголовное дело, предприятие уже переплатило по налогам 13 миллионов. В итоге, следователь получил взыскание, а расследование передали другим людям и в другой город. Сколько работы, нервов, средств. И что в итоге? «Уголовное дело № 3795, возбуждённое 30.06.2015 по факту уклонения от уплаты налогов по признакам преступления, предусмотренному ч. 1 ст. 199 УК РФ, прекращено по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием состава преступления».

Казалось бы, дело завершилось, каждый получил своё. Конкуренты, что называется, «утёрлись», хлебозавод продолжить работу. Перебоев с хлебом куряне не заметили.





Чисто правовое поле

Тревожный для предприятия звонок прозвенел около месяца назад. В ходе подготовки очередного отчётно-выборного собрания руководство ОАО «Курскхлеб» обратило внимание на попытки некоторых акционеров повлиять на работу предприятия совсем с другой стороны.

- «Стало ясно и очевидно, что ребята пришли создать нетерпимую обстановку и произвести перестановки на предприятии с возможной подделкой документов. - говорит Николай Лопатин - Но у них ничего не получилось, может, случай помог. Очередное собрание должно пройти где-то в октябре, совет директоров назначен на 31 августа, на совете будет определено число и повестка дня повторного собрания. Сейчас мы готовимся к проведению собрания, лишь бы люди не болели в связи с коронавирусом. Думаю, что мы его проведём, хотя есть уловки и большие проблемные вопросы законодательства, которые можно трактовать так, что вроде это и нарушает закон, но пока суды, разбирательства, много воды утечёт. Вообще рейдерские захваты — это целая наука. Специалисты говорят, что там чаще всего применяются или очень сложные, или наоборот — очень простые схемы. В данном случае, по мнению руководства ОАО «Курскхлеб», некоторые из акционеров пошли по простой схеме. Перехват управления, именно перехват, а не захват. Совет директоров предприятия состоит из пяти человек, решения принимаются простым большинством голосов. Достаточно ввести одного нужного представителя и всё — три голоса против двух. Можно устроить из собрания форменный балаган с участим множества людей, представляющих инитесы одного акционера. Можно на таком балагане принимать решение о назначении директора и даже нотариально его заверить. Для этого иногда даже специально приглашают нотариуса из другого региона, даже из другого конца страны. Решение моментально относится в налоговую инспекцию, там на его основании вносятся изменения в Единый госреестр юридических лиц, и с этим документом новый руководитель приезжает на предприятие. Главное - занять кабинет директора. Это уже следующий этап – силовой захват. В просторечье такие действия иногда называют словосочетанием «маски-шоу». Есть документ, он — законен, есть новые руководитель, а дальше всё делается быстро. Некоторые наблюдательные сотрудники хлебозавода видели, как к проходной подъезжали какие-то странные автомобили с тонированными стёклами, но, как принято говорить в подобных случаях, «не пойман – не вор».


Слияние и поглощение

- Наши конкуренты на сегодняшний день — 42,7%, у коллектива завода — 57%, - говорит Николай Лопатин - В любом случае мы являемся акционерами, у которых контрольный пакет. Опасность возникает в том, что может быть перехват управления временно. Это значит, что блокируются счета, это значит, что наши контрагенты перенаправляются к нашим конкурентам, так как это вроде бы родственное предприятие, или заключаются договора, а мы начинаем терять своих клиентов и, соответственно, объёмы выпускаемой продукции. Это налоги, это зарплата. И потихонечку завод начинает буксовать. Завтра мы не заплатили налоги, и всё - вводится временный управляющий, а суды у нас могут идти годами. Пока истина восстановится, справедливость будет, а предприятия уже не будет. Не будет качественного хлеба.
Казалось бы, зачем акционерам предприятия его «гробить», то есть осуществлять действия, явно противоречащие уставу, да и самому смыслу деятельности завода. А это уже вопрос из сферы глобальной. Есть предположение, что Курск вообще стоит на пороге возможной серьёзной трансформации «хлебного» рынка. У проекта «Свежий хлеб», по мнению экспертов - критическая ситуация. 2019 год они отработали с убытком в 3,5 миллиона рублей, это официальная информация из открытой отчётности предприятия. Это при всех широко рекламируемых «новых» маркетинговых стратегиях, проектных подходах и ребрендинге. Для них реальный и простой выход — что-то делать с конкурентами. Не получается рыночными методами — есть другие. Рейдерство — один из возможных.

«Получение контроля в самом широком смысле одним предприятием над другим методами как законными, так и незаконными; захват активов при помощи инициирования бизнес-конфликтов; недружественное поглощение имущества, которое осуществляется с использованием недостаточности правовой базы; тщательно спланированная система деятельности, направленная на поглощение компании, осуществляющей предпринимательскую и (или) иные виды экономической деятельности, которая, как правило, включает в себя сочетание незаконных, полузаконных (не прописанных в законе, иными словами — противоправных, но не нашедших законодательного запрета) и законных способов приобретения привлекательного бизнеса; особый вид враждебного поглощения, при котором ценные активы подвергшейся рейдерской атаке компании распродаются и бизнес перестает существовать; крайне опасное социальное явление, связанное с криминальными проявлениями в сфере экономики страны» - это определение из энциклопедии, и оно очень ёмко характеризует то, что, по словам руководителей хлебозавода, планируют сделать с ними.

Новые лица





В феврале, по информации руководства ОАО «Курскхлеб» было подано несколько новых заявления на членство в совете директоров предприятия. Одно из них от Александра Егорова — адвоката и депутата. На вопрос о том, какие у него интересы на предприятии, Александр Александрович ответил: «Запрашиваемая информация в отношении ОАО «Курскхлеб» не может быть мной предоставлена в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так как является адвокатской тайной. Организации, владеющие акциями ОАО «Курскхлеб» - ООО «Инвест-Фонд» и «Инвест- Центр», заключили со мной, как адвокатом, соглашение об оказании юридической помощи». Хотя факты, да и сама манера поведения Егорова свидетелествовали об обратном. Он или осуществлял или пытался осуществлять депутатскую деятельность. На проходной он представился депутатом, потребовал пропустить его на завод, даже вызвал представитееля правоохранительных органов, которые, впрочем не стали вмешиваться в такие дела. Что у него общего с Максимом Мамзуриным, кроме депутатских мандатов? Зачем скрывать свои намерения под завесу адвокатской тайны, если речь идёт о вполне законных и открытых действиях? Как сочетается депутатско-адвокатская деятельность с бизнесом и возможным участием в органах упарвления крупнейшего хлебозавода? Эти вопросы остались без ответа.

Другим юристом, прибывшим на предприятия для участи в Совете директоров, был гость из столицы Вячеслав Ефименко. Личность, как говорят, «широко известная в узких кругах». На сайтах и порталах, специализирующихся на антикоррупуционных расследованиях, его называют «специалистом по имущественным вопросам», а при наборе фамиии в интернете сразу же появляется словосочетание «чёрный рейдер».

«Вячеслав Ефименко на своем примере наглядно доказал, что профессия юриста, призванная служить верховенству закона, может иметь свою оборотную сторону. - пишет сайт mzk1 - Разобравшись в хитросплетениях законодательных актов и их применении на практике, можно освоить множество способов легального завладения чужим имуществом. Фирменным ходом Вячеслава Ефименко стало создание целой сети различных ООО, которые перепродают друг другу активы или вступают в долевую собственность. В результате создается паутина из причинно-следственных связей, надежно скрывающая истинные замыслы, в которой просто невозможно никому разобраться. Основные достижения юриста-рейдера скрыты от любопытных глаз и находятся далеко в тени, а его аппетиты исчисляются суммами, приближающимися к миллиарду рублей. Именно столько стоили объекты недвижимости, отчужденные от собственников в пользу других лиц с помощью Вячеслава Ефименко. К своим конкурентам, будь они даже коллегами по цеху, Ефименко безжалостен. В конце августа 2014 года на подъезде к садовому товариществу «Горетовка» в Солнечногорском районе снайпером был застрелен адвокат Алексей Шмелев. Он был специалистом по представлению интересов хозяйствующих субъектов в арбитражных судах. Защищая интересы ООО «Генератор», которое потеряло в результате рейдерского наезда часть активов, он противостоял в зале суда Вячеславу Ефименко, представлявшего противоположную сторону. Тяжба длилась довольно долго. За полгода до убийства Шмелев начал получать СМС-сообщения с угрозами с неизвестных ему номеров, а однажды утром обнаружил у порога своего дома простреленную свиную голову. Не вняв угрозам и недвусмысленным предупреждениям, он расстался с жизнью, а убийца и заказчик до сих пор не найдены. Подозрения в причастности к убийству коллеги лежат на Вячеславе Ефименко». «Ефименко известен в Москве и области еще и как знатный «решальщик», обладающий устойчивыми коррупционными связями, который всегда знает, кому, когда и сколько дать. - пишет сайт «Преступная Россия» - В этой роли он проявился во время рейдерского захвата дорогостоящего московского бизнес – центра «Академический».

Зачем столь известному человеку, наш хлебозавод? Наблюдательные сотрудники обратили внимание, что к проходной московский гость подъехал на иномарке стоимостью под 10 миллионов рублей. В чём его интерес? По словам работников «Курскхлеба», он по доверенности представлял Максима Мамзурина, бывшего директора конкурирующей фирмы, но всё ещё крупного её акционера. Зачем самому Максиму Мамзурину после двух лет праактического неучастия в делах предприятия вдруг проявлять столь недюженную активность. Зачем он выдал доверенности для предсатвелния его в совете директоров аж четверым юристам, кторые до этого никакак не проявляли себя в хлебопекарной промышленности, а один из их, судя по отзывам в СМИ — профессиональных рейдер? Сам Максим Валерьевич никак не комментирует ни происходящее, ни деловую репутацию своих представителей. Поэтому впросы, заданные в статье можно считать официальным запросом на предоставление информации. Хотя не нужно быть супер-экономистом, чтобы понять, что, по большому счёту, речь идёт о капитализации и возможной монополизации рынка производства хлеба в регионе.


Ничего личного

Плохо это или хорошо — тоже вопрос философский. Если хлеба будет вдоволь, цена не будет меняться, то какая разница, что и кому принадлежит. Но даже школьники знают, что единственный реальный способ развитии экономики — этот конкуренция, а студентов учат, что монополизация — это плохо. Результатом образования монополий для общества всегда являлось и является лишь одно – «богатые становятся богаче, бедные становятся нищими». Один из основных принципов любой монополии - это максимальное наращивание прибыли. Повышение цен на продукцию, создание дефицита производимого товара — всегда самые простые способы достижения этого. В 2014 году подобные опасения стали одной из причин открытого обращения коллектива ОАО «Курскхлеб» не много, ни мало, а к Президенту России. Содержание письма сводится к просьбе о вмешательстве и недопущении рейдерского захвата предприятия.
Сейчас аналогичные опасения. Правда, есть и ещё один нюанс. Это уже из разряда оценочных суждений, но среди работников проекта «Свежий хлеб» ходят разговоры о предпродажной подготовке предприятия. Якобы, есть покупатель, но ему не нужен один, или два, или три завода — ему нужен весь курский рынок, а то, как нынешние собственники этого добьются — их проблема. То есть прибрать к своим рукам крупнейшие предприятия, объединить их в одно целое и продать по рыночной или другой законной цене. Это, кстати, многое объясняет, в том числе и интерес к делу московского юриста, чаще именуемого рейдером. Что из этого следует — что курского хлеба больше не будет. Будет другой, московский или питерский, или ещё какой.И кто удержит цену на хлеб? А что будет с социальными сортами хлеба? Это ведь не вопрос бизнеса, а вопрос ответственности.

А если при покупке владелец сокращает сотни людей, как это было с Первым хлебозаводом на Энгельса несколько лет назад — то о какой ответственности может вообще идти речь? Совсем недавно многочисленные работники хлебопредприятий в Рыльске и Щиграх вдруг уволились по собственному желанию, а производство сильно свернулось. Обычное бизнес-решение по меркам новых хозяев. Хотят ли куряне, чтобы привычный им хлеб вдруг исчез - вопрос риторический. Никто этого не хочет. Хотят ли куряне на своём хлебе вдруг увидеть ценник более чем в 50 рублей за буханку — тоже вопрос риторический. Никто этого не хочет. Хотят ли куряне, чтобы привычный и узнаваемый по запаху хлебозавод в центре Курка вдруг превратился в площадку под элитную застройку, а суперпрофессиональные хлебопёки пополнили армию безработных? Наверное, тоже не хотят. Скорее всего, ничего этого не произойдёт, всё разрешится, здравый смысл восторжествует над просто бизнесом. Будет хлеб, будет и всё остальное. А если не будет, что тогда?

Андрей ФЕДОТОВ

Вынос: «Наши конкуренты на сегодняшний день — 42,7%, у коллектива завода — 57%. Опасность возникает в том, что может быть перехват управления. Пока истина восстановится, справедливость будет, а предприятия уже не будет. Не будет качественного хлеба».


<< Назад к списку новостей